Минархизм.com.ua — Свободная Экономика

Что значит «красивый город» | Dmitry Zilberman

Что приходит на ум, когда вы слышите словосочетание «красивый город»?

  • Мостики через реку, в которой отражаются дома с красными крышами?

  • Ажурные балконы?

  • Благородная плесень каналов?

Почему в одних городах можно фотографировать вслепую, каждый раз получая годный для открытки кадр, а в других нужно еще поискать хоть что-то красивое?

В замечательной серии градостроительных симуляторов Tropico используется следующий принцип — общий уровень удовлетворенности жителей складывается из их удовлетворенности различными сторонами жизни.

Например, люди могут быть, в целом, довольны зарплатами и медицинским обслуживанием, но при этом их может беспокоить высокий уровень преступности и плохое состояние окружающей среды.

Причем каждый житель оценивает по-своему, исходя из своей текущей ситуации. Согласитесь, так и в жизни бывает — в город привозят качественные продукты, благодаря этому в ресторанах вкусная еда, но при этом плохой воздух, загазованность, многим не комфортно.

Я пришел к мысли, что на красоту города есть такой же запрос, как на хорошие зарплаты или безопасные улицы. Более того, звучит странно, но, возможно, уровень красоты может быть измерен.

На это обычно следует возражение, что восприятие красоты очень субъективно.

Но если субъективные оценки вообще не поддаются усреднению, почему тогда такой популярностью пользуются сайты и приложения-агрегаторы?

Например, Booking собирает оценки и отзывы об отелях. При этом каждое пребывание конкретного туриста в конкретном номере — это уникальный опыт, целая история, в том числе, зачастую, включающая обстоятельства, не связанные с самим отелем.

Например, человек приехал в город, поругался с женой, воспринимал все негативно и оставил плохой отзыв. Но среднее все это сглаживает, более того, в нем даже находится место всем этим мелким проблемам и захлопнутым дверям.

О востребованности Booking и подобных ему сервисов говорит большое количество пользователей и повторных покупок. Более того, агрегация субъективных оценок, выставленных туристами, оказалась полезнее и гибче старой системы звезд.

Та исключала многие хорошие отели, не говоря уже об апартаментах, да и присваивались те звезды непрозрачно.

То же самое можно сказать о мишленовских звездах для ресторанов и современных приложениях-альтернативах вроде Tripadvisor или Yelp.

Даже то, что словосочетание «красивый город» является общеупотребительным, как бы говорит, что возможна общая оценка города, а не какого-то отдельного здания или места.

И как же редко такое говорят о российских (да и вообще постсоветских) городах!

А ведь зарплаты во многих областных центрах России до кризиса были более-менее сопоставимы, скажем, с португальскими.

Но далеко не всякая антиутопия или фильм о постапокалипсисе могут передать ту безысходность, которая охватывает при одном взгляде серые панели домов между улицей Ленина и площадью Победы.

Хотя советский режим прямо или косвенно связан с множеством преступлений, обычно говорят о репрессиях (из которых лишь небольшая часть оставила след в официальных бумагах).

Но другим важным, пусть и бескровным, преступлением я считаю советизацию городов, насаждение некрасивости как устойчивой нормы жизни.

У меня есть теория, что дефицит красоты вреден для здоровья. Например, увеличивает риск впасть в депрессию или спиться. Здесь определенно нужно научное исследование.

Если красоту города или района можно каким-то образом измерить (например, по каким-то агрегированным показателям) из приложений и социальных сетей, можно сравнить это с медицинской статистикой.

Или с ценами на недвижимость, кто знает — может быть есть красивые, но пока мало известные туристам города, где она сильно недооценена, а отдых обойдется недорого.

Я ненаучным путем уже нашел несколько таких.

Dmitry Zilberman

Leave a Comment