Минархизм.com.ua — Свободная Экономика

Одно печальное наблюдение | Дмитрий Скрябин

Нам не грозит тоталитарная антиутопия, мы в ней уже находимся.

Большинство моих друзей (как и я сам) в последнее время неоднократно попадали в очень неприятную ситуацию. Во время споров со сторонниками обязательного локдауна, карантина и государственного принуждения к обязательной вакцинации, — ты словно упираешься в глухую стену.
  • Ты вроде бы приводишь вполне логичные аргументы: вот официальные данные американского центра CDC о выживаемости больных ковидом.

  • Ты указываешь на вроде бы вполне разумные рассуждения о том, что локдауны приводят к разорению множества добросовестных работников и предпринимателей (в основном, в сфере малого и среднего бизнеса), подрывая самые основы человеческой деятельности.

  • Ты напоминаешь о реальных исторических примерах: вот к чему неоднократно в нашей недавней истории приводили государственные меры по ограничению прав и свобод. Стоит ли наступать на эти грабли еще раз?

  • Наконец, ты цитируешь Оруэлла, Хаксли, Замятина, Сорокина, Ионеско – тексты любого из этих антиутопистов практически дословно совпадают в описании той эмоциональной истерики и государственного произвола, которые мы наблюдаем в последнее время.

Все бесполезно, нас словно не слышат.

Я вполне добросовестно пытался понять: почему так происходит?

Скрупулёзно искал неточности или логические проколы в своих рассуждениях.

И, наконец, до меня дошло:

  • Нам не грозит тоталитарная антиутопия, мы в ней уже находимся.

Я помню, какую эйфорию мы все испытывали после крушения Советского Союза.

Казалось, что весь этот левый коллективистский морок сгинул навсегда. Открылись границы. Была отменена советская цензура, нам стали доступны книги Мизеса, Хайека, Фридмана и других западных апологетов свободы.

Сейчас приходится признать: эйфория сыграла с нами злую шутку.

Мы прошляпили предостережение нобелевского лауреата Фридриха Хайека в его знаменитой работе «Дорога к рабству»: «Несмотря на то что на Западе найдется сегодня немного людей, готовых целиком проглотить тоталитарную пилюлю, различные авторы успешно скармливают эту пилюлю нам по частям».
Мы не заметили, как за прошедшие десятилетия тоталитарными пилюлями по частям накормили уже несколько поколений выпускников западных университетов. А для политиков во всех странах эти пилюли давно стали основной пищей.

Все очень просто: для наших оппонентов мы не являемся равноправной стороной, аргументы которой надо принимать во внимание.

Мы для них вообще не люди.

Мы для них выродки с планеты Саракш (см. Стругацкие «Обитаемый остров»).

И тогда становится все понятно.

С их точки зрения, о чем вообще можно говорить с выродками, которым наплевать на то, что умирают люди?! А выступая против всеобщего карантина, локдауна и обязательной вакцинации, выродки сами превращаются в хладнокровных убийц.

Что может быть гаже и безнравственнее нашей позиции?

Вы спросите, откуда нашим оппонентам известно про наше наплевательство по отношению к заболевшим и про наше безразличие к умирающим?

Так это же общеизвестная истина.

«Так то выродки! — сказал Гай проникновенно. — На то они и выродки! Им деньги дороже всего, у них нет ничего святого. Им ничего не стоит ребенка задушить — бывали такие случаи…

Ты пойми: если человек старается уничтожить систему ПБЗ, что это может быть за человек? Это же хладнокровный убийца! …

Я тебе еще раз объясню. Во-первых, они выродки. Они вообще ненавидят всех нормальных людей. Они по природе злобны, как крысы.

А потом, мы им мешаем! Они хотели бы сделать свое дело, получить денежки и жить себе припеваючи. А мы им говорим: стоп! Руки за голову! Что ж они, любить нас должны за это?»

Нам кажется, что если мы приведем более логичные, не эмоциональные, а исключительно рациональные аргументы, подкреплённые фактами и цитатами, то сможем переубедить наших оппонентов.

Ничего подобного!

Все, наоборот.

Как точно заметил капрал Гай Гаал: «Образованный выродок — это выродок в квадрате. Как выродок он нас ненавидит. А образование помогает ему эту ненависть обосновать и распространить. Образование — это, дружок, тоже не всегда благо».

Как нам-выродкам теперь существовать в этой новой реальности?

Ну, очевидно, придется приспосабливаться.

Приспосабливаться к новой цензуре, к запрету на свободное передвижение, к запрету на определенные профессии.

Можно ли сказать, что наступили прям совсем ужасные и беспросветные времена?

Нет, конечно.

Слабое утешение, но может быть гораздо хуже.

У тех же Стругацких в «Обитаемом острове» ситуация похлеще нашей:

«Бригадир пожал плечами, поднялся и объявил, что Гэл Кетшеф, пятидесяти лет, женатый, зубной врач, приговаривается на основании Закона об охране общественного здоровья к уничтожению. Срок исполнения приговора — сорок восемь часов».

У Стругацких гениально предугадана и программа наших оппонентов, которую они будут продвигать через государственные институты.

«Дядя Каан хватил пятую рюмку, разошелся и развил перед слушателями четкий план поголовного тотального медицинского обследования населения, которым неизбежно придется заняться рано или поздно, и лучше рано, чем поздно.

И никаких исключений! Никакого попустительства! Сорная трава должна быть выполота без пощады…»

Правда, нам – в отличие от героев «Обитаемого острова» – рецепт Максима Каммерера не поможет.

И не потому, что нет людей, готовых бороться с новыми (старыми) тоталитарными идеями. А потому, что нет единого центра, из которого распространяются коллективистские идеи. Нет теперь и башен-ретрансляторов. Теперь каждый коллективист сам работает такой башней, постоянно транслируя в социальные сети панические сообщения вперемешку с требованиями принятия самых строгих мер.

(«Никакого попустительства!»)

Ну, и самое главное: коллективистские идеи о толерантности, социальной справедливости, исправлении исторической несправедливости и прочее – гораздо понятнее и ближе подавляющему большинству населения.

В этом плане мало что поменялось по сравнению с 1917-м или 1933-м годами.

Массаракш! (Что означает: «Мир наизнанку»)

Дмитрий Скрябин

Leave a Comment