1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Почему правительство не может работать как бизнес | Питер Кляйн - mises.in.ua


Питер Кляйн

Почему правительство не может работать как бизнес

19.10.2017

 Несколько недель назад меня и еще насколько профессоров бизнес-школ процитировали в газетной статье, посвященной стилю управления президента Трампа. Становится ли Трамп в качестве главы исполнительной власти лучше от того, что он был успешным бизнесменом (а не адвокатом или политиком, как большинство его предшественников)? [1].

Теперь, когда во главе у нас бывший СЕО, будет ли федеральное правительство работать более эффективно, чем обычно?

Является ли практика делового менеджмента хорошей подготовкой к политическому лидерству? Насколько хорош стиль управления Трампа?
Как и ожидалось, профессора бизнес-школ не были особо впечатлены. Семейный бизнес Трампа по недвижимости не является компанией из списка Fortune 500. Трамп - продавец и торговец, но не менеджер. Он не демонстрирует классические черты лидерства, такие как смирение, осторожность, благоразумие и т.д. И в этом нет ничего удивительного.В разговоре с журналистом я подчеркнул другой момент, который был лишь вскользь упомянут в этой статье.

Я говорил о том, что правительство не может «работать как бизнес», на что люди иногда надеются, потому что правительство и бизнес по своей сути совершенно отличаются друг от друга.

Несомненно, федеральное правительство США - это огромная организация с тысячами сотрудников и сотнями подразделений, управлений и отделений. У него есть здания и оборудование, которое нужно покупать и заменять, команды, которые необходимо формировать и управлять ими, стратегии, которые должны быть сформулированы и выполнены, зарплаты, которые должны быть выплачены. Но, как подчеркивал Людвиг фон Мизес в своей классической книге 1944 года Bureaucracy [2], эти сходства поверхностны.

Частные компании существуют для единственной главной цели: получать прибыль.

Участие в таких компаниях в качестве работника, поставщика, инвестора или клиента является исключительно добровольным. Капитал фирмы находится в частной собственности. Получение прибыли и предотвращение убытков обеспечивается посредством создания товаров и услуг, которые хотят иметь потребители и за которые они готовы заплатить. В условиях конкуренции мы можем измерить успех или неудачу фирмы в денежном выражении, рассматривая как показатель бухгалтерский доход и рыночную стоимость активов либо капитала фирмы. Хороший руководитель зарабатывает прибыль для владельцев фирмы, плохой – приносит убытки. Подробности процесса в каждом случае разнообразны и увлекательны – это именно то, что изучают наши бизнес-профессора! - но общая модель проста и последовательна.

Правительство, разумеется, действует совсем по-другому. Его активы не находятся в частной собственности - теоретически земля, капитал и оборудование государственного аппарата принадлежат налогоплательщикам или гражданам, но фактически контролируются бюрократами и политиками. Цель правительственного учреждения (якобы) - это то, что указано в соответствующих уставах, распоряжениях и т. д. Работа Министерства обороны (как будто бы) - обеспечение обороны. Департамент торговли, если зайти на его веб-сайт, «содействует созданию рабочих мест и экономическому росту путем обеспечения справедливой и безопасной торговли, предоставления данных, необходимых для поддержки торговли, и содействия инновациям путем установления стандартов и проведения фундаментальных исследований и разработок».

У каждого агентства, бюро и департамента, от федерального уровня до местного полицейского управления, есть некоторые заявленные цели. Но насколько хорошо эти цели выполняются? Действительно ли нация эффективно защищена? Заслуживают ли высшие должностные лица похвалы или осуждения? А как насчет торговли? Избиений полицейскими?

Что представляет собой «высокая производительность» в этих контекстах?

Как объясняет Мизес [2; 46-47], на эти вопросы принципиально невозможно ответить с той же точностью, какую мы применяем для оценок частных предприятий, потому что государственные агентства не продают свои услуги на конкурентных рынках. «Потребитель» не выбирает среди поставщиков, направляя средства в сторону фирмы, которая обеспечивает лучшие продукты по самым разумным ценам. Скорее, потребитель платит, нравится это ему, или нет. Итак, как мы оцениваем производительность?

Задачи государственного управления не могут быть измерены в денежном выражении и не могут быть оценены методами бухгалтерского учета… В государственном управлении нет никакой связи между доходами и расходами. Государственные услуги только потребляют деньги; незначительный доход, получаемый из специальных источников (например, продажа печатной продукции правительственной типографией) является более или менее случайным. Доход от таможенных пошлин и налогов не производится административным аппаратом. Его источником является закон, а не деятельность сотрудников таможни и сборщиков налогов. Это не заслуга сборщика налогов, что жители его района богаче и платят более высокие налоги, чем жители другого района. Время и усилия, необходимые для административного управления возвратом подоходного налога, не пропорциональны сумме налогооблагаемого дохода, которого он касается.

Мизес определяет управление бизнесом как «управление, направленное мотивом прибыли». В крупной фирме управление прибылью подразумевает сочетание правил и свободы действий. Руководители обеспечивают общее управление, устанавливают системы и процедуры, набирают менеджеров и сотрудников, разрешают споры и сосредотачиваются на стратегии, одновременно делегируя большую часть ежедневных обязанностей подчиненным или местным отделам. (Фирмы могут быть достаточно децентрализованными, с «плоскими иерархиями», но менеджмент по-прежнему имеет значение).

Бюрократическое управление, напротив, «это метод, применяемый при ведении административных дел, результат которого не имеет денежной стоимости на рынке.

Помните: мы не говорим о том, что успешный менеджмент государственных дел не имеет ценности, но он не имеет цены на рынке,

его стоимость не может быть реализована в рыночных сделках и, следовательно, не может быть выражена в терминах денег» [2; 47] .

Мизес продолжает объяснять, как управление прибылью (profit management) и бюрократический менеджмент требуют совершенно разных наборов навыков и используют совершенно разные принципы управления (например, при бюрократическом управлении, принятие решений должно быть иерархическим, со строго ограниченными обязанностями для подчиненных, потому что, если нет финансовой прибыли, то как вы сможете узнать, способствуют ли действия подчиненных общей эффективности?) В отличие от Мюррея Ротбарда и других современных либертарианских мыслителей, Мизес не подвергает сомнению легитимность таких агентств, как Служба внутренних доходов США (US Internal Revenue Service), но он настаивает на том, чтобы их характер и функции, а также организация и управление анализировались и оценивались как правительственные организации, а не как «фирмы».

Правительственные учреждения и частный бизнес – это, по сути, разные сущности, и никогда не следует путать одно с другим.

(Еще одна проблема заключается в том, что повышение «эффективности» правительства простыми методами, такими как создание агентства для достижения определенной цели с меньшим количеством сотрудников или за меньшее время, не является однозначно эффективным. Сотрудники могут оставаться на платежной ведомости, и в буквальном смысле бить баклуши (“slack”), как обсуждалось в классическом анализе Уильяма Нисканена, или могут взять на себя новые задачи (так называемая «ползучесть миссии») несовместимые с их первоначальным мандатом. См. дальнейшее обсуждение [3] .)

Вернемся к современной политике. Идея заставить правительство работать, как бизнес, восходит, по крайней мере, к инициативе «Перестройка правительства», поддержанной Биллом Клинтоном и Альбертом Гором в 1990-х годах, инициативе, которая не может похвастаться очевидными успехами. Ученые и специалисты в области государственного управления хорошо изучили проблему измерения производительности; вы можете найти сотни исследований и статей по этому предмету, и он по-прежнему горячо обсуждается специалистами. Но, какими бы умными способами исследователи не пытались измерить эффективность государственного сектора - используя опросы, вторичные индикаторы, рандомизированные контролируемые испытания, компьютерное моделирование и т. д.

- ничто не может обойти основную проблему: государственные агентства не продают услуги потребителям на конкурентных рынках и не имеют финансовой прибыли.

Даже имея во главе бывшего генерального директора, ни одно правительственное агентство не может управляться как бизнес - и мы этого не хотим. Независимо от того, что думают о Трампе, его деловой опыт дает ему не очень большое преимущество в городе Вашингтон, округ Колумбия.

Однако я лично могу принять одно исключение из этого принципа. Мне бы хотелось иметь CEO-президента, который ранее специализировался на продажах, увольнениях, продаже активов, ликвидациях и тому подобном.

Оригинал статьи

Перевод: Наталья Афончина.

Редактор: Владимир Золоторёв.

Источник

Библиография

  1. Джордж Буш получил MBA в Гарварде и был президентом профессионального бейсбольного клуба, но он не особенно известен своей деловой хваткой)
  2. Mises L. Buraucracy / Ludwig von Mises. - New Haven: Yale Univ. Press. -
    1944. -  135 p.  [https://mises.org/system/tdf/Bureaucracy_3.pdf]
  3. Klein P. et al. / Strat. Entrepreneurship J., 7: 70–91 (2013)[https://sites.baylor.edu/peter_klein/files/2017/08/Klein-et-al-SEJ-March-2013-29mzehx.pdf] ). -  DOI: 10.1002/sej.1147



Ваше мнение очень важно Что думаете о "Почему правительство не может работать как бизнес | Питер Кляйн - mises.in.ua"

Напишите Ваше мнение в комментарии