Минархизм.com.ua — Свободная Экономика

Реформа образа жизни | Dmitry Zilberman

Реформа образа жизни — одна из самых успешных реформ в России

В этой заметке мы отвлечемся от экономики Российской империи и поговорим о недавней истории, прежде всего, о России 1990-х. Речь пойдет об одной из самых важных и самых успешных реформ, которую можно назвать «реформой образа жизни».

Располагая огромными запасами практически всех полезных ископаемых, особенно нефти и газа, СССР образца 1984 г. мог бы, вероятно, протянуть без особых изменений до наших дней.

Почему же вышло иначе?

В прибалтийских республиках существовали некоторые общественные настроения в пользу независимости, возвращения в Европу, от которой страны Балтии были отрезаны оккупацией.
В других республиках тоже были в большей или меньшей степени популярны идеи национального самоопределения. Но если мы говорим о жителях РСФСР, то, на наш взгляд, не следует преувеличивать политическое недовольство. Соображения более-менее высшего порядка, свобода, справедливость — все это интересовало лишь немногих.

Такая оценка подтверждается той легкостью, с которой Россия, после некоторой «замятни» 1990-х, перешла к авторитарному режиму.

В 2000 г. власти вернули советский гимн (по крайней мере, музыку — слова были новые). 12 июня в народе называли Днем независимости, и многие недоумевали — от кого? Вообще официально он назывался «День принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР», но в 2002 г. в этом вопросе была поставлена точка, и он был переименован в День России.
Отсутствие сколько-нибудь значительного резонанса по поводу этих двух событий подтверждает, что никакой независимости от СССР Россия, в отличие от других постсоветских стран, не обретала. Скорее Российская империя, СССР и нынешняя Россия — это три разные формы одной страны, а ныне независимые страны СНГ просто отпали от нее, так же, как в свое время отпали и обрели независимости Польша и Финляндия.

Что действительно беспокоило жителей РСФСР — это быт.

Советская система в этом смысле создавала проблемы на ровном месте. Необходимость стоять в очередях, «доставать», ловить момент, когда где-то что-то «выбросят», причем речь шла о самых обычных вещах — все это вызывало тихое недовольство.
К тому же, постепенно, через кино и общение с иностранцами проникали представления о западных стандартах потребления, с которыми советские люди неизбежно сравнивали свой образ жизни, манеру одеваться и обставлять жилища.

Сатирики могли высмеивать, с одной стороны, «отдельные недостатки», с другой — «мещанство» и «вещизм», но сути дела это не меняло.

Кроме того, к концу 1980-х общество стало преимущественно городским. Реформа образа жизни означала для него возможность иметь доступ примерно к тем же товарам, что и западное общество, и к аналогичным услугам, причем делать это теми же способами, что приняты на Западе.
Например, просто покупать автомобиль, в том числе импортный, а не ждать годы в очереди на советский. Не удивительно, что символом перемен в России стала не ферма с самостоятельным хозяином, не homestead, а супермаркет.

Но до широкого распространения супермаркетов было еще далеко.

Началось все, конечно, с рынков. Некоторые подвижки произошли еще в перестройку, но настоящий бум начался в 1992 г., когда новые российские власти объявили свободу торговли. Рынки открывались на пустырях, на территории предриятий, оказавшихся в сложном финансовом положении, в подземных переходах, возле станций метро и другого транспорта и других проходных мест, в уже существующих универмагах.
В 1992 г. в Москве возникли рынки в районе Измайлово («Черкизон») и в Лужниках, еще в конце 1980-х любители музыки встречались около ДК Горбунова, так возникла «Горбушка», где можно было купить кассеты и диски с кино и музыкой.
В те времена в России к авторским правам относились попроще, многие фильмы были переведены неофициально, эти переводы стали своеобразным культурным феноменом. Санкт-Петербурге оживились традиционные места торговли, такие, как Апраксин двор, возникли новые (рынок «Юнона» др.).

Вероятно, едва ли не в каждом российском городе появились такие рынки.

Здесь нужно подчернуть, что реформа образа жизни — было не какое-то одномоментное изменение. Это был комплекс изменений, которые шли много лет, и в каждом городе, в каждом населенном пункте протекали по-своему. Влияла и позиция администрации, местной и областной, и уровень жизни, и другие факторы.
Общей чертой, пожалуй, можно назвать большое значение импорта, особенно в одежде и электронике, некоторых группах потребительских товаров. В этом было отличие не только от советских времен, где импорт потребительских товаров был максимально ограничен, но и от последних десятилетий дореволюционной России, где была частная розничная торговля, но частные фабрики работали под зонтиком высоких протекционистских пошлин.
Все-таки жители империи начала XX века, в основном, либо носили традиционное русское платье, либо — все больше — покупали одежду европейского образца, изготовленную в Москве, Санкт-Петербурге, Варшаве, Одессе и ряде других городов, а не в Турции или Китае. Торговля электроникой только начиналась, а автомобили были доступны лишь крошечному меньшинству населения, и не были товаром массового спроса.
Возможно, сильная закрытость страны в советский период подогревала интерес к импортным товарам, в том числе, к FMCG.
Первые годы рынок жадно, можно даже сказать, неразборчиво поглощал импортные товары, будь то жевательная резинка, сигареты, станки для бритья, кетчуп или гигиенические прокладки. Многим компаниям, особенно если они действовали инициативно, давали телерекламу, удавалось на долгие годы занять прочное положение на российском рынке.

Со временем, конечно, люди несколько попривыкли к новым товарам, большую роль стал играть маркетинг.

Розничная торговля тоже постепенно менялась. На рынках часто были толкотня, грязь, антисанитария, но они сыграли важную роль в адаптации к новой реальности. Стали появляться более современные форматы торговли. В 1993 г. в Санкт-Петербурге открылся магазин формата Cash&Carry «Лента».
В 1994 г. открылся магазин первой в Москве сети — «Седьмой континент», в 1995 г. — первый магазин «Перекресток». В 1997 г., тоже в Москве, открылся первый гипермаркет «Рамстор». В 1998 г. — первый магазит сети «Магнит» (в Краснодаре), в 1999 г. — первая «Пятерочка» (в Санкт-Петербурге).

Но развивались и другие направления.

  • В 1993 г. открылся в Москве открылся магазин «Мир видео», так началась сеть магазинов электроники «М.Видео».
  • В 1994 г. в Самаре открылся первый магазин сети «Эльдорадо».
  • В 1997 г. была основана «Евросеть». В том же году открылся первый магазин под маркой «Спортмастер».
  • В 2000-х сети активно осваивали регионы, покупали местные точки и открывали новые.
Постепенно в более-менее крупных городах стали строить торгово-развлекательные центры, где можно было и пройтись по магазинам, и посидеть в кафе, и посмотреть кино.
Отношение к новым форматам у местных властей различалось. Где-то они тормозили подобные проекты, не пуская федеральных игроков из, так сказать, местного протекционизма. Где-то, наоборот, форсировали, особенно если воспринимали стихийные рынки скорее как неизбежное зло, с которым до поры до времени приходилось мириться.

Развитие розничной торговли, так сказать, демократизовало потребление.

Раньше существовали не только привилегии для номенклатуры, но и определенная географическая иерархия, в которой, конечно, особое место занимала Москва.
Теперь же, чтобы приобрести товары, которые раньше не могло позволить себе даже большинство номенклатуры, нужны были только деньги. Конечно, более высокий уровень доходов в Москве создавал спрос на более разнообразные, в том числе, более изысканные товары.
Но «колбасные электрички» ушли в прошлое — даже в небольших городах стали появляться супермаркеты с большим ассортиментом. С развитием розничной торговли региональные различия все более сглаживались. В 1998 г. открылся российский интернет-магазин Ozon, но еще в 1996 г. открылся другой, менее известный интернет-магазин «Символ». Для сравнения — в 1995 г. США заработал сайт Amazon.

Впрочем, прошло много лет, прежде чем интернет-торговля в России приобрела сколько-нибудь большое значение.

Одним из символов перемен стали автомобили. Во-первых, их стало непривычно много. В 1990 г. в России (РСФСР) на 1000 человек приходилось 58,5 машин, в 2000 г. — 130,5, в 2010 г. — 228,3. Fiat 124 выпускался с 1966 г., и на тот момент был вполне адекватной итальянской машиной.
Но к 1990-м его советская версия («Жигули») была уже уставшей. Тем не менее, ее покупали, выпуск последних модификаций прекратился только в 2012 г. Интересно, что даже Ельцин, уже будучи президентом России, перемещался на ЗИЛ-41052, восходящем к традициям автомобилей высшей советской номенклатуры. Но символом перемен и богатства стали автомобили Mercedes-Benz, BMW, Porsche, Jeep.
Постепенно европейских, американских, японских и корейских автомобилей стало так много, что они стали преобладать, особенно в крупных городах. К ним попривыкли, стали обращать внимание на их особенности, достоинства и недостатки, опять-таки выросла роль маркетинга.
Развивалась и сфера связанных с автомобилями услуг — мастерские ремонта, шиномонтажа, тюнинга, мойки, АЗС.

Помимо автомобилизации большую роль сыграла компьютеризация.

Торговля компьютерами не только создавала удовлетворяла потребительский спрос, но и создавала новые сферы деятельности. Появился спрос на IT-специалистов. У многих увлечение компьютерами переросло в хорошо оплачиваемую и востребованную в мире профессию или даже в открытие собственного бизнеса.

Торговля создавала рабочие места и возможности для занятости в качестве предпринимателей, смягчая последствия сокращений в промышленности.

Развивались и смежные отрасли — грузоперевозки, особенно автомобильные, складское хозяйство, а также связанные с продвижением товаров — реклама на ТВ, на радио, в прессе, наружная реклама, впоследствие — реклама в интернете.
Некоторые современные российские режиссеры начинали свою карьеру в 1990-х со съемки рекламных клипов. Очень большое развитие (в качестве сферы занятости) получил маркетинг.
Руководители старых, и особенно новых предприятий создавали соответствующие службы, занимались или нанимали тех, кто занимался вопросами ассортимента, цен, нейминга, дизайна, выстраивал отношения с контрагентами, давал рекламу, нанимал торговых представителей и т.д.

Реформа образа жизни затронула и сферу услуг.

В 1987 г. в Москве открылся первый кооперативный ресторан «Кропоткинская,36». Вкусная еда, живая музыка и уважительное обслуживание (весьма нетипичное для советского общепита) быстро сделали его популярным. Ресторан давно закрылся, но тогда это было настоящее событие, о котором писали в газетах. В Ленинграде в этом смысле были свои знаковые места — кооперативный ресторан «Старая деревня», ресторан-СП (с немецким участием) «Чайка», оба открылись в 1988 г.

Мы упоминаем все эти подробности, чтобы показать, с какой низкой базы все начиналось.

Ведь с тех пор, как власти сломали нэп, прошло около 60 лет, и самые обычные в наше время явления, вроде частного ресторана, воспринимались как нечто невероятно смелое. Нельзя не упомянуть и об еще одном важном событии — в 1990 г. в Москве открылся первый в СССР McDonald’s.

1990-е открыли новые возможности для ресторанного бизнеса.

Появилась возможность использовать импортные ингредиенты и, что не менее важно, импортный алкоголь. В Россию стали приезжать иностранные шеф-повара, появились рестораны кухни самых разных стран. Но, конечно, дело было не только в кухне, но и в атмосфере, в том, кто посещал какие заведения.
В одних можно было встретить представителей деловой элиты, другие представляли собой нечто среднее между кафе и музыкальным клубом. Культурная жизнь 1990-х заслуживает отдельной заметки, но вообще это была эпоха экспериментов и андеграунда.
В 1996 г. в Москве открылся музыкальный клуб «16 тонн», в 1999 г. — «Китайский Лётчик Джао Да».
В 2000 году, тоже в Москве, была основана сеть кофеен «Шоколадница». Постепенно она стала открывать точки и в регионах. Вообще 2000-е (особенно вторая половина) и 2010-е — это эпоха экспансии сетей в регионы, не только кофеен, но и глобальных сетей ресторанов быстрого питания.

Открывались, конечно, и несетевые рестораны.

Как мы уже упоминали, образ жизни менялся в каждом городе по-своему, со своей скоростью. Постепенно во многих , даже сравнительно небольших городах появились кофейни, кафе итальянской, японской, грузинской кухни.
Ходили, конечно, не только в кафе.
Повсюду открылись ночные клубы, стрип-клубы и даже казино или, по крайней мере, салоны игровых автоматов. Последние, впрочем, просуществовали легально лишь до 2009 г.

Некоторые казино успели стать весьма известными — «Метелица», «Golden Palace», «Кристалл».

В казино приходили не только поиграть. Там встречались представители деловой элиты, выступали звезды эстрады, организовывали различные шоу, церемонии и вечеринки.

Другим важным развлечением стал иностранный туризм.

Возможность свободно выезжать за границу (в том числе, эмигрировать) сама по себе была одним из важнейших изменений, которое переводило страну, каким бы своеобразным в ней ни был политический режим, в другую лигу.
Но многие хотели (по крайней мере, для начала) просто посмотреть мир.
Везде появлялись турфирмы, росло авиасообщение, россияне стали выезжать на отдых, особенно в «пляжные» страны вроде Турции и Египта, став в некоторых местах настолько заметной категорией туристов, что там сформировалось даже определенная связанная с ними инфраструктура.
Постепенно, помимо поездок через агентства, стали развиваться самостоятельные путешествия с использованием онлайн-сервисов для поиска отелей и билетов.
Для поездок требовалась иностранная валюта.
Долгое время в СССР преследовали тех, кто в частном порядке занимался обменом валюты (вплоть до расстрела). Соответствующую статью, кстати, отменили только в 1994 г. Черный валютный рынок, конечно, существовал и в советские времена, и в конце перестройки начались некоторые послабления, а в 1992 г. был введен свободный курс рубля.

По причинам, о которых мы поговорим ниже, произошла определенная долларизация экономики.

Таким образом, выделяя важнейшие изменения, можно говорить о трех свободах — свободе эмиграции, свободе торговли и свободе обмена валюты.
С заграничной жизнью знакомились и по кинофильмам. Выше мы уже рассказывали о торговле видеокассетами, без которых, конечно, трудно представить себе 1990-е.

Вообще роль кино в реформе образа жизни весьма велика, их влияние восходит еще к советским временам.

В том, что касается выбора фильмов, можно сказать, что первое время страна «наедалась», хватали буквально все подряд. Большой популярностью пользовались фильмы о боевых искусствах и боевики. Одним из самых культовых фильмов стал «Терминатор 2», как раз вышедший в 1991 г.
Впрочем, бывало и так, что какие-то фильмы на Западе считались проходными или даже неудачными, а в России они пользовались большой популярностью. Многие иностранные актеры, уже после того, как пик их славы на Западе прошел, приезжали в России, где их радушно встречали.
Постепенно люди стали более разборчивы, стали обращать внимание на отзывы кинокритиков. Сейчас списки самых кассовых российских фильмов по годам состоят, прежде всего, из мировых блокбастеров. Когда на Западе выросла популярность сериалов (Netflix, HBO и др.), эта волна не обошла и Россию.

Вернемся к теме денег.

Надо сказать, что некоторое развитие коммерческие банки получили еще в конце перестройки. В 1988 г. в Чимкенте (ныне Шымкент, Казахстан) был зарегистрирован первый коммерческий банк «Союз», в том же году в Ленинграде — первый на территории современной России — банк «Патент». В 1989 г. группой иностранных банков был основан Московский международный банк.
В 1991 г. «Кредо Банк» начал выпуск пластиковых карт Visa. Первый полноценный банкомат (банка «Мост-Банк») в России заработал в 1994 г., в московском гастрономе «Новоарбатский». В тот год, кстати, был пик количества банковских организаций в России — более 2400.
Но лишь очень немногие из них сумели стать сколько-нибудь значимыми, часть не пережила кризис 1998 г., часть обанкротилась еще раньше, многие были закрыты, не справившись с требованиями ЦБ, а в банковском секторе сейчас по-прежнему доминируют госбанки. 2000-е и 2010-е стали эпохой бума кредитования — ипотечного, автомобильного, потребительского.
Интересно, что многие старые инструменты (например, чековые книжки) не получили в России развития, эволюция банковской системы как бы перешагнула эти этапы.
И даже госбанки стремятся предложить клиентам адекватное обслуживание, используют современные технологии, включая мобильный банкинг. Впрочем, банки — это, конечно, не только технологии, но и репутация, которая складывается годами, и может быть разрушена за день, и особенности юрисдикции.
Еще одной важной стороной повседневной жизни, которая подверглась очень серьезным изменениям, были телекоммуникационные услуги. Еще в начале 1990-х во многих квартирах не было телефонов, для звонка в другой город в таком случае приходилось ходить в междугородный переговорный пункт.
Постепенно ситуация стала меняться, в каждом регионе и каждом городе по-своему, на базе местных телефонных сетей создавались локальные (обычно государственные) операторы фиксированной связи, появились и местные альтернативные игроки.
Со временем они начали предоставлять доступ в интернет, правда, в основном, через dial-up. Еще в 1990 г. была создана сеть «Релком», тогда же с помощью нее было установлено зарубежное соединение (с компьютером в Хельсинки), в 1994 г. регистрируется российский домен верхнего уровня .ru (до этого часто использовался советский домен .su) интернет постепенно развиваются, появляются электронные библиотеки, чаты, новостные и развлекательные сайты.
В 1997 г. начал работу российский поисковик Яндекс, в 1998 г. — портал Mail.ru, в 2001 г. — русскоязычная Википедия.

Вторая половина 2000-х — начало 2010-х — это эпоха распространения оптоволоконных сетей и широкополосного доступа в интернет.

Интернет становится массовым, в нем набирают популярность социальные сети, в том числе российские — Одноклассники и Вконтакте. Появились новые профессии, оказалось, что можно зарабатывать, снимая ролики о путешествиях, о фильмах, о прохождении видеоигр, об уходе за волосами и ногтями.

Со временем распространился и мобильный интернет.

Что касается мобильной связи, то первый сотовый оператор «Дельта телеком» был основан в Санкт-Петербурге еще в 1991 г., незадолго до окончательного распада СССР. Первые телефоны были весьма тяжелыми, а связь стоила дорого, так что в 1990-е мобильники ассоциировались с богатством.
В 1992 г. в Москве была основана компания «Вымпелком», известная под торговой маркой «Билайн», в 1993 г. она получает лицензию на сеть стандарта AMPS в Москве. В 1994 г. компания МТС начинает использовать в Москве стандарт GSM-900.
В конце 1990-х число абонентов становится сколько-нибудь массовым, появляются карты оплаты, а с 2001 г. у «Билайна» — мобильный интернет (через GPRS). В 2000-е и 2010-е операторы сотовой связи активно наращивают абонентскую базу, покупают местные компании, в том числе предоставляющие услуги фиксированной связи и кабельного телевидения.

Мобильник перестает быть предметом роскоши, довольно быстро, после появления в мире, получают распространение смартфоны и связанная с ними сфера приложений.

Если говорить о телекоммуникациях, то с какого-то момента можно все больше говорить о том, что Россия менялась вместе с развитыми странами, а кое в чем даже опережала некоторые из них.
В общем, во второй половине 2010-х обычный человек, в обычном областном центре, мог в выходные съездить на своей европейской или корейской машине в местный торгово-развлекательный центр, там закупиться продуктами, сходить в кино, выпить кофе, пройтись по магазинам одежды, где продавались бы те же бренды, что и в мире, оплатить покупки картой Visa.
При этом мог переписываться с друзьями или коллегами, используя одно из приложений на смартфоне, а вечером — сравнить онлайн цены на билеты и отели и спланировать заграничную поездку в отпуск. За 30 лет образ жизни очень изменился.

Как мы писали в начале заметки, реформа образа жизни — одна из самых успешных реформ в России.

Действительно, если мы посмотрим, так сказать, в других разрезах, успехи будут куда скромнее.

Например, в денежной сфере сложно говорить об успехах.

Рубль не стал стабильной и надежной валютой, он несколько раз переживал резкую и сильную девальвацию, и за почти 30 лет более-менее свободного обменного курса, определенная репутация у него в этом смысле уже сложилась. Не удивительно, что он долгое время был потеснен долларом (или, как тогда говорили, «у.е.» — «условной единицей») даже во внутреннем обороте.
Приватизацию тоже сложно назвать удачной.
Она, вероятно, нигде не проходила идеально, поскольку предшествовавший ей когда-то акт национализации навсегда оставался клеймом на собственности, которое было уже не смыть продажей с самых честных и конкурентных торгов. Но в России она была проведена таким образом, что очень значительной частью населения была воспринята негативно, как нечто несправедливое и неправильное. Разве что люди несколько попривыкли к тому, что все вот так.

Тем более, что госкомпании (в том числе госбанки) стали восстанавливать вокруг себя сферу госсобственности.

Не сильно изменилось и место России в мировой торговле. Еще дореволюционная Россия, в основном, экспортировала сырье. Открытие Самотлорского месторождения (начало разработки — 1969 г.), т.н. сделка «газ — трубы» (советско-западногерманское соглашение 1970 г.) и скачок мировых цен на нефть 1973 г. еще в советские времена принесли сотни миллиардов долларов от экспорта энергоносителей и сформировали контуры российского экспорта на десятилетия вперед.
В 1990-х цены на экспортируемое сырье были, в основном, низкими. В 2000-х они поднялись. Но за пределами превратностей конъюнктуры мировых цен на сырье мало что изменилось. В этом огромное отличие России от Китая. Там тоже прошла реформа образа жизни, не менее значимая, чем в России.
Но если в начале экономических преобразований страна мало участвовала в мировой торговле, то сейчас Китай — один из крупнейших экспортеров, причем самых разных товаров.
Про политическую реформу и говорить нечего — после некоторой «замятни» 1990-х Россия сравнительно легко и бесшовно перешла к авторитаризму.

Государство стало усиливать хватку.

Реформа образа жизни стимулировала развитие новых, описанных выше отраслей, но это был, если можно так выразиться «выпрямительный» рост, поскольку эти отрасли были искусственно зажаты в советское время. Нельзя указать какой-то определенный момент, когда она закончилась, как говориться, «ремонт нельзя закончить, его можно только прекратить».
Но, пожалуй, к 2013 г. ее потенциал был уже, во многом, реализован. К тому моменту и цены на сырье перестали давать возможность говорить о «российском экономическом чуде». Страна вернулась на привычную колею политического авторитаризма и «отстающей модернизации», о которой мы писали в отдельной заметке.
А поскольку изобилие и разнообразие природных ресурсов лишь в небольшой степени сократилось после отпадения от России других советских республик, у власти всегда будет сильное искушение пойти тем путем, что был характерен для дореволюционной России — путем жесткого протекционизма и импортозамещения.

Dmitry Zilberman

Из заметки в группе фейсбука «Либертарианство, австрийская экономическая школа. Libertarianism, Austrians» от 26 января 2021 г.

Leave a Comment