1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Теория денег Мизеса | Андрей Криворак


Зачастую сторонники различных течений в экономике отправляют нас к первоисточникам, созданным умами учёных прошлых десятилетий и даже нескольких столетий.

На первый взгляд всё правильно: больше читай и будешь знать больше. Однако эта идея имеет некоторые недостатки. Наука развивается быстро. Но складывается она по крупицам, привнесённым в её сокровищницу множеством знаменитых и безвестных учёных. И нет среди них таких, которые никогда не ошибались. По этой причине принимать за истину всё, что написано в прошлом, даже если речь идёт о знаменитых мыслителях, не всегда правильно. Тем не менее, в последнее время в сети участились рекомендации почитать авторов прошлого.

В частности, речь шла и о теории денег во взглядах Людвига фон Мизеса — экономиста, философа, историка, социолога, сторонника классического либерализма, внесшего значительный вклад в развитие австрийской школы экономики. (Не лишним будет отметить, что родился он во Львове в 1881 году.)

С версией теории денег господина Мизеса можно ознакомиться в семнадцатой части его знаменитого труда «Человеческая деятельность: Трактат по экономической теории». Эта часть называется «Косвенный обмен». Странно, но в первой вводной главе, которая называется «Средство обмена и деньги», нет определения денег. Мизес пишет: Понятие денег нечетко, поскольку их определение отсылает к термину обычно используемое. Видя слабость такой позиции, он пытается нас уверить. Что: … неопределенность объема понятия денег никоим образом не влияет на точность и четкость, необходимые для праксиологической теории.

С этим трудно согласиться, поскольку обсуждая те или иные особенности денег и денежного обращения без однозначного определения денег, мы не можем быть уверенными, действительно ли они относятся к деньгам.

В оправдание Мизеса можно сказать, что сформулировать дефиницию денег не так просто. Эта сложность обусловлена тем, что сами деньги, а, следовательно, и их определение находятся в процессе непрерывной эволюции. Тем не менее, сформулировать дефиницию можно [1].

Во второй главе «Замечания по поводу самых распространенных ошибок» Мизес приводит две ошибки, свойственные исследователям денег и денежного обращения. Первая состоит в том, что принято ошибочно считать изменение размера денежной массы равнодействующим на цены всех товаров одинаково. Вторая – в том, что изменение покупательной способности связано с изменениями взаимоотношений покупающих и продающих.

В настоящее время первую ошибку обнаружить невозможно. Вероятно, в самом начале двадцатого столетия она и имела место, но сейчас каждый (в том числе и не экономист) знает, что инфляция распространяется неравномерно. Более того, в то время, когда в целом по стране на товары первой необходимости цены растут можно наблюдать и проявления дефляции. Что касается второй ошибки, то её справедливость зависит от того, что мы понимаем под «взаимоотношениями».

Фраза: «Уравнение обмена несовместимо с фундаментальными принципами экономической мысли» вообще звучит как приговор. Между тем, если речь идёт об уравнении Фишера, то нужно заметить, что его просто неправильно читают. В частности, именно оно демонстрирует возможность увеличения денежной массы без возникновения инфляции [2].

Третья глава называется «Спрос на деньги и предложение денег». Она несколько сумбурна. В её начале Мизес возвращается к пониманию категории денег. Он называет их средством обмена: «Деньги это вещь, которая служит в качестве общепризнанного и обычно используемого средства обмена.

Это их единственная функция. Все остальные функции, которые люди приписывают деньгам, представляют собой просто определенные аспекты их первичной и единственной функции, функции средства обмена [Cр.: Mises. The Theory of Money and Credit, trans. by H.E. Baston. London and New York, 1934. P. 3437.]. С этим не согласиться невозможно.

Хотя многие монетаристы с этим не согласны. Но дело в том, что тут же Мизес называет деньги товаром. Очевидно, что деньги не товар. Они просто могут играть роль товара. Например, на валютной бирже. Здесь одни деньги покупают за другие деньги.

Иногда деньги ассоциируют с товаром в момент предоставления ссуды. Это образное сравнение. Не нужно забывать, что товар потому и товар, что меняет субъекта собственности навсегда. Ссуда переходит к новому владельцу временно. Кредит больше похож на прокат, чем на продажу.

После этого Мизес переходит к категориям спроса и предложения на деньги. При этом, он, как и в случае с деньгами, «забывает» определиться с понятием спроса на деньги. Одни считают, что это - желание приобрести деньги. Другие, по аналогии со спросом на товар, подразумевают желание, подкреплённое покупательной способностью.

Правда эту проблему решает фраза: «Фактически спросом на деньги называется спрос на краткосрочные кредиты, а предложением денег предложение краткосрочных кредитов». Но, если это так, то тогда теряет смысл всё сказанное выше.

В главе 4, «Определение покупательной способности денег», автор настойчиво проводит мысль, что товар может быть средством обмена: «… меновая ценность товара, на который еще отсутствует спрос как на средство обмена, определяется исключительно спросом со стороны людей, стремящихся использовать его для промышленных нужд или для потребления, или для производства».

Конечно, товар может быть средством обмена. Но это крайне редкие случаи, о которых в век товарноденежных отношений вряд ли стоит упоминать. Тем более что это уводит от декларированного в названии главы предмета исследования главы.

Интересный тезис: «Покупательная способность денег определяется спросом и предложением, как и цены на любые товары и услуги». Здесь что-то не так. Мы знаем, что спрос на деньги и предложение денег определяют то, что мы называем ценой денег, т.е. процент. Процент влияет на цену товара, которая отображает покупательную способность денег. Так что сказано правильно. Но связь не прямая, а опосредованная.

Пятая глава называется «Проблема Юма и Милля и движущая сила денег». В чём суть проблемы? Вот, что пишет Мизес: «Можно ли представить такую ситуацию, в которой покупательная способность денег изменяется в одно и то же время и в одной и той же степени по отношению ко всем товарам и услугам и пропорционально изменениям предъявляется или предложение денег, или спрос на деньги? … Мы можем назвать этот вопрос проблемой Юма и Милля.»

Сегодня ответ на этот вопрос очевиден: изменение покупательной способности денег никогда не влияет однозначно на цены всех товаров.

В шестой главе, «Изменения в покупательной способности под действием денежных факторов и условий на товарных рынках», Мизес убеждает своих современников, что покупательная способность денег не бывает постоянной; «… покупательная способность никогда не остается неизменной и, следовательно, всегда существует либо инфляция, либо дефляция».

И это правда. Только теперь это – общеизвестная истина. И теперь она отображается несколько иначе. Если бы спрос всегда был равен предложению, то экономического развития не было бы.

Поэтому, когда мы говорим о равновесии на товарном рынке, то имеем в виду динамическое равновесие.

То есть, такое равновесие, при котором спрос и предложение попеременно опережают друг друга. В этом суть противоречия, которое движет развитием. Но это уже из философии.

Исследовать в этой статье всю XVII часть трактата Мизеса, не говоря уже обо всех 718 страницах этой работы, невозможно из-за незначительного объёма поста. Но и приведенного здесь материала достаточно, чтобы убедиться, что его тексты сложны и запутанны.

В них поставленных вопросов больше, чем ответов. Это относится не только к Мизесу, но и к его другу Хайеку, и к Марксу, и к Кейнсу, и, даже, к Смиту. В современных работах, все их открытия уже изложены проще и, к тому же, в свете более поздних открытий экономистов следующих поколений.

Таким образом, на мой взгляд, гораздо эффективнее изучать работы современников, чем трактаты прошлого. Для этого и существует такая наука как «История экономических учений». Здесь можно найти изложение каждого из учений и суть различий между ними. Можно, конечно, возразить: современники тоже имеют различные точки зрения. Совершенно верно. Вот тут уже нужно разбираться.

Скажем, сегодня стоит проблема: сохранить деньги кредитными или вернуться к золотому стандарту. В последней 19-ой главе «Золотой стандарт» Мизес горой стоит за золотой стандарт. Он видит альтернативу: «золотой стандарт и стабильность» или «кредитные деньги и экономический рост». Но отдаёт предпочтение золотому стандарту.

Подобная альтернатива в экономике уже встречалась: безработица или инфляция (кривая Филипса).

Но, в итоге, оказалось, что альтернативы нет: в период стагнации эти два несчастья приходят к нам вместе. Возможно, компромисс можно отыскать и здесь. Сегодня Украине нужен быстрый рост. Но и быстрая инфляция нам не нужна. Таким образом творить кумиров из числа либералов нам не стоит. Чтение всех нам тоже не поможет. Нужен свежий взгляд.

Андрей Криворак

Библиография

1. А.Криворак. Третья жизнь денег. http://ua-ekonomist.com/blogs/

2. А.Криворак. Уравнение Фишера в контексте достижения экономи-ческого роста. http://docplayer.ru/64235941-Uravnenie-fishera-v-kontekste-

 




Ваше мнение очень важно Что думаете о "Теория денег Мизеса | Андрей Криворак"

Напишите Ваше мнение в комментарии